Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:31 

I'm not perfect, and that is perfectly fine
Название: В поисках счастья
Автор: Ayrine
Бета: Manyu-Chan
Пейринг: АКаме
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU, fluff, romance
Примечание: написано специально для JE-au fest II. AU vs. CROSSOVER
Поистине счастлив тот,
кого поманила синим крылом Птица
и кто откликнулся на ее зов!
(с) Мария Соловьева.
"Синяя птица". 100 лет спустя

- Что для тебя счастье? - спросил Джин после 20 минут умиротворенного молчания, за которые Казуя практически задремал, разомлев под теплым летним солнцем. Сегодня им в школе отменили 2 последних занятия, и парни решили где-нибудь погулять. Немного поспорив, выбор был сделан в пользу ближайшего парка, где они и удобно устроились под огромным раскидистым деревом. Каменаши полулежал, прислонившись к широкому стволу, а Аканиши разместился рядом прямо на траве. Подстелив под спину пиджак, он в наглую положил голову Казуе на бедро, так что тот мог, не удержавшись от соблазна, невесомо трогать кончики достаточно сильно отросших волос Джина, но не решаясь запустить в них пальцы и провести по всей длине.
- Ммм... даже не знаю... - протянул Каменаши неуверенно.
- Как не знаешь? - Аканиши приподнялся на одном локте и, немного развернувшись, недоуменно посмотрел на Казую.
- Просто... - медленно начал Каме, стараясь правильно подобрать слова, - Это ведь чувство, правильно? И ты просто чувствуешь его, в определенные моменты... Как я могу описать это?
- Ммм, понятно... - Джин опустился обратно и, немного поерзав, вновь комфортно устроился, не забыв использовать Каменаши вместо подушки. - Тогда расскажи, какие это моменты?
- Разные, - ответил Казуя, с улыбкой наблюдая за другом, - На праздниках, когда за столом собирается вся семья... Когда получается что-то сделать... Или когда я нахожу решение для какой-нибудь трудной задачи... А еще, когда я готовлю... - перечислил он, первое что пришло в голову. «И еще, когда я с тобой», - хотелось добавить, но ему было как-то неловко произносить такие слова вслух, хотя они и являлись лучшими друзьями вот уже много-много лет. Каме боялся вложить в эту фразу слишком много смысла.
- Да, Казу-чан очень вкусно готовит! - Аканиши всегда так говорил, и, судя по тому, как он уплетал все до последней крошки и требовал добавки, парень был абсолютно честен. И это тоже делало Каме счастливым. - Ты ведь еще не отказался от мечты открыть свой ресторан?
- Кафе, вообще-то, - поправил Казуя, добавив, - и нет, не отказался. Я бы хотел, когда-нибудь...
- Я уверен, у тебя получится, - Джин утвердительно закивал головой, как будто дополнительно подтверждая свои слова, - У тебя всегда все получается! И ты умеешь стараться, в отличие от меня...
- Да тебе это и не нужно, - Каменаши все же не сдержался, и, рассмеявшись, потрепал друга по волосам. - У тебя тоже все получается, причем само собой.
- Да, но если я хочу стать всемирно известным журналистом, то должен стараться, - Джин резко сел, развернувшись к Каме, и продолжил, активно жестикулируя, - И я научусь! Вот увидишь! Я стану мега-крутым профессионалом! И поеду покорять Америку! - Он замолчал на время. Затем, глубоко вздохнув, запрокинул голову назад и мечтательно устремил свой взгляд куда-то в глубину ярко-голубого неба. - Знаешь... Я думаю, вот это и есть счастье... Когда сбываются мечты...
...когда сбываются...
...мечты...

***
Мечты сбываются. Быть может не напрямую в том виде, в каком хотелось бы, но они сбываются. Каменаши Казуя в свои 26 лет был в этом уверен. Еще в детстве Казуе нравилось наблюдать за тем, как готовит его мама. В шестнадцать лет он серьезно увлекся кулинарными экспериментами, которые, как говорили те, кто их пробовал, были очень даже хороши. Так он определился со своей будущей профессией, и после школы поступил в Кулинарный институт. Дальше, как он сам был твердо убежден, ему просто крупно везло. Сразу после выпуска он устроился в очень престижный ресторан. В 24 – стал шеф-поваром, а в 25 получил предложение войти в долю владения рестораном. Нет, ему не обещали золотых гор, а сказали правду, что бизнес переживал не лучшие времена, а у самого владельца начались серьезные проблемы со здоровьем, и он больше не мог справляться самостоятельно. Молодой и амбициозный Каменаши идеально подходил на должность управляющего. Накано-сан надеялся, что Казуя, со всей его любовью к этому делу, сможет вдохнуть в ресторан новую жизнь. И Каменаши старался изо всех сил. Офис для него стал практически домом, по крайней мере, Каме иногда казалось, что здесь находилось больше его личных вещей, чем в собственной квартире. Но что бы Казуя не предпринимал, на какие бы меры не шел, бизнес с завидным упорством шел ко дну, как будто следуя за своим основателем, которому со временем становилось все хуже и хуже. В конце концов, единственным выходом осталось продать ресторан. Покупатель нашелся довольно быстро, договоренность была также легко достигнута, а цена вопроса устроила всех.
Каменаши в последний раз просмотрел бумаги на предмет возможных ошибок или несоответствий. Ничего не обнаружив, он отложил их в сторону, после чего устало откинулся на спинку кресла и закрыл болевшие от напряжения глаза. Все было в порядке, и контракт можно было подписывать, после чего ресторан официально перейдет в руки своего нового владельца.
Казуя как раз пытался заставить себя подняться и все же пойти домой, чтобы для разнообразия провести вечер дома, а ночь в собственной кровати, а не на кушетке в офисе, когда лежащий на столе телефон известил о приеме нового письма на почту.
«Привет! Как дела? Какая погода в Токио? Тут ужасно жарко и душно, даже ночью… Эй, кстати, я закончил новую статью! Я мега-крут! Ты должен гордиться, твой друг - звезда! А теперь мне пора бежать, вечеринка продолжается! Надо же и отдыхать, правильно? Береги себя! Пока-пока!», - Каменаши с улыбкой перечитал сообщение еще 2 раза, перед тем как отправить ответ, что у него все хорошо, лучше не бывает. Кто-то, возможно, осудил бы его за ложь, но он просто не мог поступить по-другому.
Да, его мечта исполнилась неидеально, но он был по-настоящему рад, что у некоторых дела с этим обстояли лучше. Аканиши Джин, его бывший одноклассник и лучший друг, был журналистом. Примерно в одно время, что и Каме, он также получил значительное продвижение по карьерной лестнице: ему предложили работу в одном крупном издательстве Лос-Анджелеса, как тот мечтал когда-то в детстве. И вот уже 11 месяцев Джин живет в США. Но связь они не потеряли, и по возможности созваниваются или переписываются по электронной почте.
Они были знакомы уже сотню лет. Лучшие друзья – они делили почти каждое мгновение жизни. И Казуя отдал бы все на свете, чтобы это не потерять. Он даже закопал глубоко внутри неподобающие чувства, которые осознал довольно давно, еще в школе. Но понимая, что, открывшись, лишь потеряет друга, Каме принял решение, что Джин никогда не должен о них узнать. Конечно, это было временами просто чертовски тяжело, но Аканиши всегда был так близко, всегда рядом, и Казуя знал, что занимает не последнее место в его жизни. И этого было достаточно. Потом Джин уехал, но Каменаши, ни в коем случае, не осуждал друга. Так путём исполнялась его мечта, а значит и мечта Казуи тоже. Ведь больше всего на свете, он хотел, чтобы Джин был счастлив.
* * *
Аканиши уже несколько часов сидел за столом перед открытым ноутбуком в своей съемной квартире в Лос-Анджелесе. Он только что прочел сообщение от Каме и, убедившись, что у того все в порядке, вернулся к меланхоличному созерцанию совершенно белой страницы текстового редактора. Хотелось схватить телефон, позвонить, сказать, что его предыдущее сообщение было полной чушью, что ни на какую вечеринку он не пошел, на дворе глубокая ночь, а у него снова бессонница. И он вновь пытался написать хоть что-то, но ничего не вышло. А еще, что он ужасно скучал все это время… Но Джин не стал этого делать. Каме был ему слишком дорог, чтобы перекладывать на него свои проблемы. Аканиши взял пачку сигарет со стола и уже собирался выйти на балкон, когда зазвонил мобильный. Посмотрев на высветившийся номер, он, на пару секунд засомневавшись, ответил, стараясь звучать как можно более непринужденно:
- Привет, мам!
- Джин, дорогой, не пора ли вернуться домой?
* * *
- Каменаши-сан, вы уверены, что справитесь? Мы можем остаться и помочь.
Казуя оторвался от методичного переворачивания стульев и посмотрел на девушек, неуверенно стоявших неподалеку.
- Нет-нет, все в порядке, - Каме ободряюще улыбнулся им. - Спасибо, я сам. Тут осталось немного. Идите домой, уже поздно.
- Не верится, что это все... - одна из них подошла чуть ближе, и, оглянувшись на подругу, добавила. - Мы хотели сказать, что нам очень жаль, что так получилось.
- Да, мне тоже. Но уже ничего не поделаешь... - Казуя отодвинул рядом стоящий стул, и, сделав шаг навстречу, низко поклонился. - Простите меня, я не справился.
- Нет-нет! - девушки торопливо заговорили одновременно, - Мы знаем, что вы сделали все, что смогли!
- Спасибо! - Каменаши искренне поблагодарил своих, уже бывших, официанток. Повисла небольшая пауза.
- Ну... мы, пожалуй, пойдем? - и, получив утвердительный кивок, они попрощались. - Всего вам хорошего, Каменаши-сан!
- И вам! Удачи!
«Да... сделал, что смог... Но видимо недостаточно», - подумал Казуя, смотря на закрывающуюся входную дверь, и горько усмехнулся. Обведя взглядом опустевшее помещение, Каме вернулся к прерванному занятию. Он успел перевернуть с десяток стульев, когда тишину нарушил звон колокольчика, висящего над входом. Каменаши повернулся на звук, но из-за полумрака царящего вокруг лицо вошедшего было не рассмотреть, лишь силуэт. Но и этого уже было достаточно, чтобы сердце усиленно забилось в груди, быстрее разума узнав нежданного гостя.
- Здравствуйте! Вижу, вы уже закрылись... Но как насчет последнего посетителя? Не сделаете исключение для старого друга, Каменаши-сан? - и с последними словами Аканиши вышел на свет.
- Джин? Но... как? Что ты здесь делаешь? - Казуя так и замер с перевернутым стулом в руках, не в силах поверить глазам. Он так хотел, чтобы Джин вернулся, и вот он стоит перед ним, засунув руки в карманы свободной легкой куртки, немного растрепанный и видно сильно уставший, судя по темным кругам под глазами. Но настоящий, и все такой же родной.
- Ну вот... - Аканиши картинно вздохнул. - Я проделал такой путь, буквально из аэропорта к тебе, и такой нерадушный прием! Что, даже не обнимешь? - на последней фразе он демонстративно развел руки в стороны в приглашающем жесте. И Казуя, наконец, опомнился и пристроил стул на ближайший стол.
- Я просто не ожидал! - Каме подошел к Джину, и они неловко обнялись, слегка похлопав друг друга по плечам. - Вот это сюрприз!
Немного отстранившись, Казуя посмотрел в карие глаза напротив и добавил абсолютно искренне. - Добро пожаловать домой, Джин!
- Спасибо! - на лице Аканиши появился широкая открытая улыбка, а Каменаши вспомнил как дышать. Казалось, что именно в это мгновение он полностью понял, насколько сильно скучал, и как тяжело ему приходилось все это время без Джина. Но уже одной его улыбки достаточно, чтобы Каме почувствовал себя легче. Осознав, что уже несколько минут чересчур откровенно пялился на своего друга, притом все еще держа руки у того на плечах, Казуя, смутившись, поспешил отойти на пару шагов. Чтобы как-то сгладить неловкость, он, прочистив горло, задал волновавший его вопрос.
- Ты надолго? Тебе дали отпуск?
- Я ... - Джин замолчал и опустил взгляд, мгновенно ставший совершенно серьезным, словно раздумывая, стоит ли отвечать, но через пару секунд, облизав пересохшие губы, сказал, - я навсегда.
- Как? - Каме подумал, что ему, наверное, показалось. - Почему? Что случилось?
- Это сложно объяснить... - В голосе Аканиши явно слышалась неуверенность. - Давай потом? Ладно? Ты лучше скажи, что здесь случилось? - Джин еще не был готов рассказать правду, поэтому он постарался перевести тему. - Я только что столкнулся с девушками отсюда, прости, не помню имен... Они сказали, что вы закрыли ресторан. Как так, Казуя? Я думал тут все хорошо. Ты же сам мне писал об этом.
- Ну... - Теперь настала очередь Каменаши отводить глаза. Он не знал, как объяснить. - Вот так получилось.
- Да как так? Только не говори, что совершенно внезапно, за один день! Потому что еще вчера, по твоим словам, ресторан процветал.
- Нет, не за один. Это... - Джин был настойчив, и если он хочет что-то узнать - он узнает. Так что скрывать все и дальше не было смысла. - Проблемы начались некоторое время назад, и я... просто... Пойми, я не хотел, чтобы ты волновался! Я до последнего надеялся, что смогу все исправить.
- Ты должен был сказать мне, Каме! - Аканиши неверяще смотрел на него.
- И что бы ты сделал? Я просто не хотел доставлять тебе неудобства.
- Что? - Джин от возмущения практически потерял дар речи, но собравшись, продолжил. - Какие неудобства, о чем ты? Мы же друзья! Я не знаю, что бы сделал... Поддержал! Приехал бы раньше! Да все, что понадобилось бы!
- Вот именно! - возразил ему Каменаши в таком же повышенном тоне. - Но ты не должен был! У тебя есть своя жизнь и свои заботы. Я знаю, как много для тебя значила эта поездка! Я не мог сказать тебе. Я хотел, чтобы ты не переживал за меня, а продолжал идти к своей мечте... - Казую неожиданно посетила страшная догадка. - С которой, кстати, что случилось? Джин, почему ты вернулся?
- Боже, мы идиоты! Оба! - Джин на мгновение закрыл лицо руками, после чего с тяжелым вздохом опустил их вниз, смотря уже более спокойно и несколько обреченно. - Да рассыпалась мечта, обратилась в прах. Там все оказалось не так, как я себе представлял. Там... Там все чужое... Чужая страна, чужой язык, чужие обычаи... И я там оказался чужим. И совершенно один.
- А как же работа? Издание? Статьи? Я не понимаю...
- Ну... - Джин криво усмехнулся. - Я тоже слегка соврал тебе... Знаешь, я думал, что получу там свободу, смогу, наконец, писать о том, о чем давно хотел, о значимых вещах. Но в штатах с этим еще хуже, чем здесь. Все очень жестко. Шаг вправо, шаг влево, расстрел. Там дышать невозможно... Я просто не смог так. Я за 2 месяца не написал ни строчки... Меня уволили.
- Вот так слегка... – Сказать, что Каменаши был ошарашен - это ничего не сказать. - Джин, но зачем? Почему ни слова не сказал?
- По той же причине, что и ты. Чтобы не заставлять тебя волновался. И... Я просто хотел, чтобы ты мной гордился.
- Дурак... - Казуя в прострации покачал головой. - Я всегда гордился тобой.
- Сам дурак... - ответил Джин, совершенно по-детски поджав губы. Они помолчали с минуту, пытаясь хоть как-то переварить услышанное, но это далось с трудом.
- Да, но я не стал всемирно-известным мега-крутым журналистом. Ты разочарован? - спросил Аканиши, при этом не глядя на Казую.
- Отнюдь, - последовал ответ, который заставил Джина удивленно взглянуть на друга, который в тот момент улыбался и смотрел на него, как на нашкодившего ребенка. - Да сдалась тебе это Америка! Я уверен, ты сможешь добиться немалого успеха и в Токио.
- Да брось ты! - поняв, что друг не злится на него, он смог снова с облегчением улыбнуться, но вспомнив, где они находятся, улыбка погасла на его лице. - Казу... Мне жаль, что так получилось с рестораном...
Но Казуя не дал ему договорить. Устававший бороться с собой, он порывисто обнял Джина, зарывшись лицом ему в шею и отчаянно сжав в кулаки ткань его ветровки.
- Спасибо! - прошептал Каме, еще крепче сжимая объятия. - Как же хорошо, что ты вернулся...
- Сам рад... - мягко сказал Джин, обнимая в ответ. - Прости, что ничего не говорил.
- И ты меня. Мы, и правда, идиоты.
- Это точно.
Они простояли так несколько минут, в тишине, просто наслаждаясь близостью друг друга. Казуя отстранился первым. Опустив руки, он сделал шаг назад. Теперь они просто стояли рядом, больше не соприкасаясь, но намного ближе, чем когда бы то ни было.
- Что ты собираешься делать дальше? - задал свой следующий вопрос Аканиши.
- Я не знаю, - честно ответил Каме. - Думаю, что сначала улажу все оставшиеся дела. У меня еще остались некоторые формальности с новым владельцем. А потом, я думаю, мне не помешает небольшой отпуск, а может и большой... Хочу куда-нибудь поехать, лучше всего к морю.
- Поедем вместе? - предложил Джин, эта идея казалась спасением в бесконечной череде последних событий. - Кажется, отдых и мне не повредит. Мою тонкую творческую натуру определенно нужно побаловать, - начав серьезно, закончил он, как всегда, в своей шутливой манере.
- Это было бы замечательно, Джин, - Казуя не мог сдержать счастливой улыбки.
- Тогда решено, едем! Сразу, как только утрясешь все здесь.
- Хорошо, - Каменаши кивнул, в знак согласия. Однако его тоже волновала дальнейшая судьба друга, поэтому он спросил. - Ну а ты Джин? Что ты думаешь делать дальше?
- Я хочу начать все заново. Здесь. Дома. Я хочу попробовать снова. Только я не хочу больше быть один...
- Джин...
- Нет, Казуя, послушай меня, - Джин должен был озвучить, наконец, все те слова, что так долго не решался. Почему-то именно в этом момент сказать правду стало просто жизненно необходимо. - Я осознал кое-что там, в Америке, и это очень важно. Мечты, деньги, известность, это, конечно, хорошо, но совершенно не имеет смысла, если тебе не с кем разделить это, если рядом нет близких людей... Если в твоей жизни нет самого главного человека, который будет радоваться, переживать, поддерживать и надеяться вместе с тобой. – Приблизившись, Аканиши взял Каме за руку и сжал его ладонь в своей. - Знаешь, в ЛА не сразу все было плохо, поначалу было очень даже хорошо, настолько, что казалось просто нереальным! У меня кружилась голова от новых впечатлений! И, казалось бы, вот оно – счастье! Но этого было недостаточно или совсем не то, что нужно… Все, чего мне хотелось - чтобы там был ты. А потом, единственное о чем я мог думать, это о том, чтобы я мог вернуться к тебе… И вот я здесь. И первый раз за последний год, я чувствую, что я там, где я и должен быть.
Каме опустил глаза на их руки и положил свою свободную ладонь сверху.
- Теперь все будет хорошо. - Казуя поднял голову и, посмотрев Джину в глаза, твердо произнес. - Мы сможем преодолеть это все. Вместе. - В ответ он почувствовал, как Аканиши сильнее сжал его ладонь.
- Кстати, у меня появилась идея… - сказал Джин, и в его глазах появилось то хитрое выражение, которое возникало каждый раз, когда парень находил единственно-правильное, на его взгляд, решение.
- М?
- Почему бы тебе не открыть свое собственное кафе?
* * *
Спустя 4 месяца в одном из оживленных районов Токио, в недавно открывшемся, но уже довольно популярном кафе раздался звонок колокольчика, висевшего над входной дверью.
Перепоручив приготовление блюда своему помощнику, молодой хозяин вышел в зал встречать нового посетителя.
Завидев приближающегося к нему Каменаши, гость за столиком у окна буквально вскочил со своего места и помахал парню в знак приветствия каким-то свертком.
- Ее опубликовали! – посетитель буквально светился от счастья. – Казу! Ее опубликовали!
- Я был уверен, что так и будет! Поздравляю, Джин! – подойдя к нему, Казуя сел напротив и протянул руку, широко улыбаясь. – Я могу посмотреть?
- Конечно! – Аканиши величественным жестом передал ему журнал. – Страница 7…

«...Что есть «счастье»? Задаваясь этим вопросом, мы отправляемся в далекий путь на его поиски, а также мечты, истины, смысла жизни и самого себя. И путь этот бесконечен. Как часто кажется, что вот ты поймал, «ухватил за хвост» Птицу Счастья, но через мгновение она уже улетает. И ты идешь дальше, не переставая искать, надеяться, верить и любить. Остается главное - не потеряться по дороге, не сбиться, не обмануться, ведь может оказаться, что за счастьем не так уж далеко надо было ходить, что оно всегда было рядом. Нужно лишь научиться его видеть, как Тильтиль из пьесы Мориса Метерлинка, который пройдя все испытания, стал счастливым, когда смог подарить счастье другому человеку. Но под занавес Синяя Птица всегда исчезает вновь.
Да, счастье - это миг. Но герои, познавшие его, уже никогда не будут прежними...»

Аканиши Джин, Tokyo Times, сентябрь 2010

@темы: Фанфик, АКаме, Kamenashi Kazuya, Akanishi Jin

URL
Комментарии
2010-10-26 в 16:20 

несовратимая немецкая императрица
Так красиво))) очень понравилось)) а про Птицу Счастья в цитатник))) :bravo::vo:

2010-10-26 в 20:31 

RiraAyrine
I'm not perfect, and that is perfectly fine
Sky_is_over, спасибо за комментарий! рада, что понравилось)

URL
   

PerfectDreams

главная